Общество
"Больной был черного цвета": врач рассказал о странностях коронавируса

Реаниматолог Максим Лифинский провел в "красной зоне" 45 дней

29 June 2020, 19:35

"Больной был черного цвета": врач рассказал о странностях коронавируса

19:35
104
"Больной был черного цвета": врач рассказал о странностях коронавируса

«Вначале страха не было. Он появился позже»

Максим Лифинский, можно сказать, вырос в отделении анестезиологии и реанимации. Его папа, военнослужащий, часто уходил в наряд. И мама, работающая в отделении реанимации и интенсивной терапии, брала сына с собой на работу.

— Изначально, так же как брат, я хотел стать летчиком гражданской авиации. Но у меня стало падать зрение, и с мечтой о небе пришлось распрощаться, — рассказывает доктор Максим Лифинский. — Поступил в медицинский институт. Сомнений, какую выбрать специальность, не было. Сам по себе я очень энергичный человек, не могу долго сидеть на одном месте. Хирурги у меня ассоциировались с людьми, у которых огромный запас терпения. Они могут часами стоять у операционного стола, «вышивать». Мне по жизни не хватало драйва. Поэтому я не задумываясь пошел в анестезиологию и реаниматологию. Работаю по этой специальности уже 13 лет. И ни разу о своем выборе не пожалел. Это сильная специальность, в которой слабых людей нет.

Максим Лифинский работает в интенсивной терапии отделения кардиореанимации областной больницы, куда поступают пациенты с острой коронарной недостаточностью, с внезапной закупоркой кровотока в ветви легочной артерии, с инфарктом миокарда, аритмией…

Когда стало понятно, что пандемия захватывает и Мурманск, на базе инфекционной больницы решено было открыть госпиталь.

— Ко мне подошел наш заведующий Сергей Чуксеев, сообщил, что формируется отделение анестезиологии и реанимации №4 (ОАР-4). И спросил, если ли у меня желание пойти туда работать. Сомнений у меня не было, я понимал: а кто, если не мы? Но озвучил одно условие: я должен жить в том же лечебном учреждении, без права выхода домой. Дело в том, что у меня трое детей, младшему тогда был только год и два месяца. И меня сильно беспокоило, что я могу принести инфекцию в семью. В последнее время, когда я приходил домой и ребенок начинал ко мне тянуться, проситься на руки, мне приходилось отстраняться.

Полтора месяца назад Максим Лифинский заступил на вахту.

— Начинали мы «с колес». Сначала нас было четверо. Потом, ввиду большого количества пациентов, пришлось расширять штат. Сложности были с подводкой кислорода. Пока дожидались кислородную станцию — газгольдер, пользовались баллонами. Пациенты находились на разных параметрах вентиляции. Баллоны очень быстро заканчивались. Были перебои с подачей газа. Потом уже пришел газгольдер, технические моменты стабилизировались.


Источник: mk.ru
Узнавайте новости первыми!
Канал в TelegramНаш канал в Telegram Подписаться в WhatsAppПодписаться в WhatsApp

Оцените новость

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Читайте также