Общество
На "малой родине" Максима Галкина в Бурятии вспомнили его отжиг

"Оделся девочкой, натянул юбочку, кофточку"

17 June 2020, 19:35

На "малой родине" Максима Галкина в Бурятии вспомнили его отжиг

19:35
83
На "малой родине" Максима Галкина в Бурятии вспомнили его отжиг

Два «генеральских» дома в военном городке Сосновый Бор в 20 километрах от Улан-Удэ были в свое время элитными — селили в них исключительно высший состав. Теперь тут разношерстный контингент, а часть квартир вообще заколочена или опечатана за долги. На подъездах висят объявления о стирке ковров и курсах английского языка. Никакими юбилейными досками в стиле «тут жил Максим» не пахнет. Курлычут голуби.

Залетаю в парикмахерскую «Элегия», в которой субтильная девушка меланхолично стрижет нахмуренного парня, и ору:

— Галкин тут жил где-то?

И девушка, и парень медленно поворачивают ко мне головы и лениво вопрошают:

— А кто это?

Возьми-ка генеральского сынка к себе!

Говорят, память — странная штука. В Сосновом Бору я осознала, что она и в самом деле такая. Про звезду всероссийского масштаба, который проучился в городке часть третьего и весь четвертый класс, тут помнят единицы. В школе №5, в которую ходил Максим, даже нет никакого уголка в честь него.

— У нас в школе Герои России учились, — говорит мне директор «пятерки» Наталья Сурикова. — Вот это знаменитости, да.

Наталья Сергеевна относится к имениннику с уважением и ничего против не имеет, но она будущую звезду не застала. Максим учился в Сосновом Бору в 1986–1988 годах. Сейчас тут почти никого нет из тех, кто мог бы о нем рассказать. Разве что учительница начальных классов Людмила Угрюмова, к которой Максим поступил в третьем классе, и тогдашний директор школы Мария Пушнова. Наталья Сурикова знакомит меня с ними.

«Нам 80 с небольшим», — кокетливо говорит мне Мария Сафроновна. Это удивительно прекрасные женщины, старой закалки, как выразились бы раньше. Такие настоящие учителя. У Марии Сафроновны до сих пор громкий, хорошо поставленный, директорский голос. А Людмила Феофиловна — добрейшая душа, она говорит, что «брала детей» своей любовью и заботой.

— Ко мне записывалось по 60 человек в класс, — вспоминает она. — Мария Сафроновна кричала: «Да как же я вас всех запишу!». А за Максима она сама меня попросила. Говорит: «Тут генеральский сынок приехал, возьми-ка его к себе». Я отвечаю: «Да как взять, мне уже садить некуда». А она: «Ничего, посадим».

«Генеральского сынка» пристроили, и он оказался прекрасным парнишкой. Угрюмова и Пушнова в один голос рассказывают, какой Максим был отличник, как любил читать, какой он был компанейский и какие фантастические истории умел сочинять и рассказывать одноклассникам.

— Знаете, как руку поднимал, если знал ответ? — спрашивает меня Мария Сафроновна. И тут же показывает, спокойно ставя локоть на стол. — А не так, как нынешние школьники. Тянут руку изо всех сил, даже с места вскакивают. Лишь бы их увидели.

А потом Пушнова рассказывает, как Галкин первый раз выступил перед публикой.

— Рядом со школой был клуб «Романтик». Мы с ним очень дружили. В четвертом классе там было какое-то мероприятие. Максим переоделся девочкой, надел юбочку, кофточку, вот здесь бантики были. И с одноклассниками спел частушки. Как он сам потом говорил: я с этого времени полюбил публично выступать.

Свои возможности как пародиста Галкин осознал позже, в Москве, когда вместе с родителями уже уехал из Бурятии. В седьмом классе он шел по школьному коридору и внезапно что-то сказал голосом директора. Все стали крутить головами — а директора нигде и нет. Сам Максим считает это своей первой пародией.

Кстати, папа Максима, военный, в школе почти не появлялся. Зато часто там была мама — «простая, скромная женщина невысокого роста», она участвовала во многих классных мероприятиях.

фото: Из личного архива 3-й класс. 1986 г.

«Я в кабинете директора ни разу и не был»

В 2004 году Галкин вернулся в Бурятию — уже как восходящая звезда. Он давал большой концерт в Театре оперы и балета в Улан-Удэ. И первым делом — в школу в Сосновом Бору.

— Сначала его повели в кабинет директора, — вспоминает Мария Пушнова. — А он говорит: «Мне кажется, я тут ни разу и не был». А мы ему: «Так тебя не за что было вызывать».

На ту встречу с Галкиным пришло очень много народу — и учителя, и его одноклассники, и просто знакомые. Максим вел себя просто, пил чай и рассказывал о своей концертной деятельности. Спросили его тогда и об отношениях с Аллой Борисовной, на что Галкин ответил дипломатично: «Это не больше, чем творчество».

А потом Максим предложил всем желающим приехать на собственное выступление. Желающих набралось человек 50, им организовали автобус, и они тут же отправились в Улан-Удэ. После феерического концерта учителя проговорили с Максимом в гримерке еще полтора часа.

С той октябрьской встречи прошло больше 15 лет. И воспоминания о Максиме Галкине в Сосновом Бору сильно поутихли. Это связано в первую очередь с тем, что в военном городке жители стремительно меняются. Отслужил офицер несколько лет, его перебросили на другую точку, семья тоже переехала. Коренных сосновоборцев почти нет. А значит, и память хранить некому.

Ну и потом у молодежи, которой сейчас много в Сосновом Бору, другие кумиры и другие звезды. Она любит Билли Айлиш, Элджея, Хабиба Нурмагомедова и Настю Ивлееву… И Галкин в число нынешних кумиров не входит.

Кабинет отремонтировали, про трагедию не вспоминаем

Кабинет начальных классов, в котором учился Галкин, находится на одном этаже с другим кабинетом, тоже известным на всю Россию, но уже в связи с печальным событием. Именно там два года назад девятиклассник бросил бутылку с зажигательной смесью, а потом с топором в руках накинулся на учительницу и других школьников. Одной девочке он отрубил палец, другой попал по спине и по голове. Подростка признали невменяемым и отправили на принудительное лечение. Двух его подельников, с помощью которых парень пронес оружие и бензин, приговорили к лишению свободы. В конце прошлого года завели уголовное дело в отношении бывшего директора школы Сергея Разуваева, его обвиняют в халатности.

Сейчас в школу попасть, естественно, непросто. Охрана следит за всеми, кто выходит и входит. Интересно, что «пятерка» постаралась забыть о трагедии. Тот самый класс отремонтировали и перекрасили. Одноклассники «колумбайнера» сейчас учатся в 11-м классе и, как рассказывают учителя, даже не заводят разговоры про ЧП.

Психологи говорят, что это нормально и что это защитная реакция детей и преподавателей. Все так, только кажется, что помнить надо не только о звездах, но и о трагедиях, катастрофах, несправедливостях. Чтобы все эти трагедии и катастрофы больше не повторялись.


Источник: mk.ru
Узнавайте новости первыми!
Канал в TelegramНаш канал в Telegram Подписаться в WhatsAppПодписаться в WhatsApp

Оцените новость

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Читайте также